Сравнение подового и колосникового сжигания дров в каминных топках. Традиции, мифы, реальность

+7 921 01 000 93

+7 921 700 27 46

РПО

Сравнение подового и колосникового сжигания дров в каминных топках. Традиции, мифы, реальность

27.01.2016
Сравнение подового и колосникового сжигания дров в каминных топках. Традиции, мифы, реальность
С увеличением количества производителей каминных и печных топок на российском рынке всё чаще разгорается спор о том, какой вид сжигания дров лучше, колосниковый или подовый. Чтобы не навлечь на себя осуждение со стороны профессионалов, сразу поясню: используя слово «лучше», я вовсе не отношусь к тем, кто не знает, как происходит процесс горения, что такое первичный, вторичный или третичный воздух и как работает газоанализатор. Просто слово «лучше» в описании процесса горения часто можно услышать сегодня на обучающих семинарах и в консультациях для частных клиентов.

Компания Schmid производит топки как для подового, так и для колосникового сжигания дров. Зная, как происходит процесс горения, часто посещая лабораторию и общаясь с инженерами компании Schmid, я сделал выводы о том, что же всё-таки «лучше» и как конкретно это можно выразить в цифрах и фактах.

Для начала немного истории. Ещё задолго до появления оборудования, с помощью которого можно измерять температуру в камере горения, на патрубке и в дымообороте, силу тяги в дымоходе, уровень выброса СО и пыли в атмосферу, в некоторых странах и регионах Европы был сформирован своего рода тренд, пропагандирующий либо подовое, либо колосниковое сжигания дров. Так, к примеру, на юге Германии, в Чехии, Австрии, и Венгрии исконно создавались печи с подовым сжиганием дров. На севере Германии, Финляндии и России традиционно преобладали печи с колосниковым сжиганием дров.

Могу предположить, что в те далёкие времена система сжигания дров зависела от топлива, которое преобладало в данном регионе (дрова, торф или уголь), а пропаганда строилась на визуальных наблюдениях быстроты сгорания дров, скорости прогрева печи и продолжительности теплоотдачи.

Никто объективно не оценивал ни КПД печи, ни количество выбросов СО и пыли в атмосферу, когда зарождалась эта «мода» на колосниковые либо же подовые печи — просто потому, что в те времена не было необходимого измерительного оборудования.

Разницу между камином и печью не нужно описывать на страницах профессионального журнала. Каждый понимает, что камин — это объект, создающий, в первую очередь, визуальный уют в доме, дающий возможность любоваться полномасштабной картинкой огня и дополнительно обогревающий помещение.

Основное же предназначение печи — обогрев дома. Главные функции камина и печи ясно отображаются в их конструктивных различиях и принципах работы, и определяют чёткое разграничение между каминными и печными топками. Так было и так будет, на мой взгляд, всегда, несмотря на то, что каминные топки совершенствуются и их эффективность возрастает.

Далее речь пойдёт только о каминных топках.

В рамках многочисленных стендовых испытаний в компании Schmid и в независимых немецких лабораториях, сертифицирующих наше оборудование, было подтверждено, что подовое горение незначительно, на 2-4%, увеличивает КПД камина и снижает выброс СО и пыли в атмосферу. Но речь идёт о стендовых испытаниях, которые с реальными условиями эксплуатации топки ничего общего не имеют. Так, достаточно запросить у производителя оборудования детальные результаты и условия, при которых сертифицировалась топка, чтобы понять всю искусственность стендовых испытаний.

К примеру, редко, вернее, никогда не встретишь дымоход с постоянной силой тяги в 0,12 мБар, как в лаборатории. И трудно представить себе в реальной жизни каминную топку с размером камеры горения Ш70хВ60хГ45, в которой всегда горит строго 2,5 кг дров, как при тестировании. Да и трудно себе представить пользователя камина, который передвигает заслонку подачи воздуха на горение строго согласно правилам производителя, чётко разделяя фазы горения дров.

Поэтому при реальных условиях эксплуатации каминной топки разницы между подовым и колосниковым сжиганием дров не существует никакой. А ещё у компании Schmid и у других производителей в линейке серийных каминных топок существуют топки с большими размерами, туннельные, двух- и трёхсторонние, которые имеют огромные теплопотери через обзорное стекло. И о «чистоте горения» и маленькой эмиссии в таких каминных топках можно даже и не мечтать. Невозможно создать большой и мощный автомобиль-внедорожник с маленьким потреблением бензина и маленькой эмиссией. То же самое относится и к каминным топкам.

Поэтому тем, кто говорит о «самом лучшем» или «самом красивом» горении в продаваемом ими каминном оборудовании, следовало бы ставить рядом с демонстрационной каминной топкой, в которой горят дрова, газоанализатор, а также приборы для измерения силы тяги в дымоходе и термодатчики, а на семинарах подтверждать свои слова цифрами и фактами.

Хотя, если быть откровенным, такое прозрение мне самому пришло в голову относительно недавно. А связано это было с новыми австрийскими нормами 15a-B-VG для каминного и печного оборудования, вступившими в силу с 01.01.2015.

И если с доказательством соответствия наших печных топок новым строгим требованиям по КПД (более 80%) и эмиссии не возникло никаких проблем, то в случае с каминными топками поднять КПД на 2-4% и добиться снижения эмиссии было невозможно без использования подового горения, а также сложной системы дефлекторов и верхней камеры, в которой происходит почти полное сгорание отходящих газов. Использовать такую тестовую модель каминной топки в реальных условиях практически невозможно, так как уменьшение скорости отвода газов, необходимое для почти полного их прогорания, автоматически вызывало бы попадание дыма в помещение при открытии дверцы. Об открытом режиме работы такой каминной топки можно вообще забыть. А сложная система дефлекторов усложняет сервис.

Создалось впечатление, что европейские политики, придумывающие новые требования к каминам и печам, ни разу сами не эксплуатировали их и не имеют представления о том, что горит в камине или печи, как всё работает и насколько всё взаимосвязано.

Поэтому я полностью поддерживаю слова Сергея Серёгина, руководителя компании «КАМИ», о том, что не стоит переносить в Россию европейский опыт целиком и сразу. Давайте внедрять то, что действительно важно и полезно для российской действительности. Но это уже другая тема.

Глеб ПАНЧЕНКО,
экспорт-директор компании Schmid,
Германия

Фото


Возврат к списку


  • Комментарии
  • Facebook
  • Вконтакте
Загрузка комментариев...

На сайте используются cookie-файлы и другие аналогичные технологии. Если, прочитав это сообщение, вы остаетесь на нашем сайте, это означает, что вы не возражаете против использования этих технологий.